Родионов Евгений Александрович (1977-1996)

Российский солдат-пограничник, исповеднически отмеченный вниманием Церкви к возможности прославления в лике святых воинов-мучеников по формуле: «Воин-мученик Евгений (Родионов) и иже с ним пострадавшие воины Андрей (Трусов), Игорь (Яковлев) и Александр (Железнов)», в июне 1995-мае 1996 гг. – гранатомётчик 3-й пограничной заставы 2-й мотоманёвренной группы Пограничного отряда особого назначения (в/ч 3807) современного Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области, рядовой (1995).
Родился 23 мая 1976 года в селе Чибарлей Кузнецкого района Пензенской области в рабочей семье. Русский. Образование: девять классов общеобразовательной школы в посёлке Курилово Подольского района Московской области. До призыва в армию проживал в посёлке Курилово Подольского района Московской области, где по окончанию школы трудился в качестве рабочего на мебельной фабрике.
В армию призван 25 июня 1995 года Подольским РВК Московской области и направлен в ряды Пограничного отряда особого назначения (в/ч 3807, посёлок Лесное Неманского района) бывшего Калининградского управления пограничных войск ФПС России.
Военную Присягу принял 10 июля 1995 года.
По воспоминаниям матери, Любови Васильевны, он очень гордился, что носит пограничную форму.
В сентябре 1995 года добровольно написал рапорт об откомандировании в зону проведения в Северо-Кавказском регионе контртеррористической операции.
13 января 1996 года рядовой Е.А. Родионов в составе родной для себя 3-й пограничной заставы 2-й мотоманёвренной группы был направлен в боевую командировку на Северный Кавказ — в распоряжение командования Назранского пограничного отряда (в/ч 2038) Северо-Кавказского управления пограничных войск ФПС России.
В ночь с 13 на 14 февраля 1996 года высокогорный контрольно-регистрационный пункт (КРП), на котором рядовой Е.А. Родионов совместно с однополчанами младшим сержантом Андреем Трусовым, рядовыми Александром Железновым и Игорем Яковлевым в тот момент нёс боевую службу по охране административной границы между Ингушетией и Чечнёй, внезапно подвергся нападению чеченских боевиков. До зубов вооружённые бандиты спрятались тогда внутри кареты «Скорой помощи». Пограничники, хотя и были застигнуты врасплох, тем не менее, сумели оказать посильное сопротивление: на месте схватки остались стрелянные автоматные гильзы и обильные следы крови. Обезоружили и захватили в плен их уже ранеными…
Пленённых пограничников террористы содержали в нечеловеческих условиях на протяжении четырёх месяцев. При этом им регулярно гарантировали жизнь, но при условии, если они, во-первых, публично отрекутся от христианской веры в пользу ислама и, во-вторых, если дадут согласие участвовать в расстрелах других пленных российских военнослужащих.
Подобно унтер-офицеру 2-го Туркестанского стрелкового батальона Фоме Данилову, который, будучи в ноябре 1875 года захваченным Узбекистане в плен кипчаками, предпочёл мученическую смерть позору предательства и вероотступничества, все четверо ответили решительным отказом. Это и ускорило день казни.
А место и подробности гибели солдат установила мама рядового Е.А. Родионова, Любовь Васильевна. Вместе с матерью другого тогда похищенного солдата, Ниной Ивановной Железновой, она отправилась в стан незаконных вооружённых формирований чеченских сепаратистов. Здесь женщинам продемонстрировали видеоплёнку зверской расправы бандитов над калининградскими воинами-пограничниками. Как оказалось, Евгений Родионов, Александр Железнов, Андрей Трусов и Игорь Яковлев были зверски казнены 23 мая 1996 года в одном из лесных массивов, прилегающих к чеченскому селу Бамут.
Сначала были изуверски умерщвлены однополчане Евгения. Когда же подошла очередь расправы над ним, палачи повторили уже не раз прежде звучавшее в его адрес предложение: «Сними Крест! Аллахом клянемся, жить будешь!!!».
Солдат наотрез отказался. И тогда в бессильной злобе бандиты пустили в ход нож – солдату по традиции кровавых варварских ритуалов отрезали голову – голову, которую он, как и подобает представителям русского православного воинства, не склонил перед врагом даже под угрозой неизбежной смерти!
Но крест с шеи своей жертвы палачи-варвары снять не посмели. И именно по нему, этому скромному распятию, мать впоследствии узнала своего мальчика. Но прежде ей пришлось выкупить обезглавленное тело сына почти за четыре тысячи долларов в рублёвом эквиваленте, которые собрала лишь после того, как продала квартиру, мебель, часть одежды.
Рядового Е.А. Родионова похоронили 20 ноября 1996 года кладбище деревни Сатино-Русское Подольского района Московской области.
На могиле героя общиной храма Святого Николы, что в Москве на Бересенёвке, был воздвигнут православный крест с табличкой: «Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрёкшийся от Христа. Казнён под Бамутом 23 мая 1996 года», — а в самом этом храме теперь ежедневно проходят службы в память о христианском мученике-воине военнослужащем пограничных войск рядовом Евгении Александровиче Родионове.
Могила рядового Е.А. Родионова в настоящий момент — место паломничества православных верующих.
В 1997 году по заказу храма Святителя Николая, что в Пыжах, с благословения Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II была издана книга «Новый мученик за Христа воин Евгений». И уже буквально через несколько дней после её выхода в свет в адрес высшего духовенства Русской Православной Церкви с Украины от днепропетровского священника Вадима Шкляренко поступил рапорт, который гласил о божественном чуде: «Фотография на обложке книги МИРОТОЧИТ… Миро светлого цвета, с легким запахом хвои».
Одновременно по многим церквям пошли рассказы о неком «Божественном воине в огненном плаще», помогающем в Чечне пленным российским солдатам не просто совершить побеги, но ещё и на трудном пути к своим благополучно миновать бандитские мины и засады… При этом многие из спасшихся узников узнавали в портрете рядового Евгения Родионова того самого «Божественного воина в огненном плаще».
По свидетельству очевидцев, легенда о мученике Евгении-воине в 1999 году дошла даже до страдавшей под разрывами натовским бомбардировок Югославии: её защитники, сербские солдаты и русские добровольцы, находясь на передовой, просили заступничества у «Божественного воина в огненном плаще».
В 2001 году Русской Православной Церковью по многочисленным ходатайствам самой широкой общественности, в том числе Союза Православных братств, был исповеднически отмечен вниманием Церкви к возможности прославления в лике святых воинов-мучеников по формуле: «Воин-мученик Евгений (Родионов) и иже с ним пострадавшие воины Андрей (Трусов), Игорь (Яковлев) и Александр (Железнов)».
Несмотря на то, что пока ещё не канонизирован, тем не менее, у верующих уже имеются неофициальные иконы с его ликом – икона мученика Евгения-воина или по другому — икона воина Евгения, в Чечне убиенного. Эти портреты, почитаемые православными верующими как иконы, в одном случае изображают рядового Е.А. Родионова в образе средневекового русского витязя, в другом – стоящим в полный рост облачённым пи этом в военный «камуфляж», и в третьем — облачённым в военную форму среди членов семьи последнего русского царя, стоящей под взглядом Иисуса.
Первая же икона мученика Евгения-воина (именно на ней рядовой Е.А. Родионов изображён в образе средневекового русского витязя) принадлежит кисти иеромонаха Варлаама (в миру – Якунин, в недавнем прошлом военный хирург), настоятеля военного храма, открытого 10 августа 2002 года в селе Акташ, райцентре Республики Алтай, при военном городке Алтайского пограничного отряда.
В 2002 году иеромонах Варлаам написал две такие иконы: первая была им передана в дар личному составу одной из высокогорных пограничных застав, а вторая, обернувшаяся вскоре чудотворной, хранится теперь при данном храме, носящем, кстати, имя святого мученика Евгения Мелитинского – одного из тридцати трёх воинов-христиан Римской армии из города Мелита, которым за отказ отречься от Христа отсекли головы.
По свидетельству очевидцев, эта, вторая икона, стала чудотворной при следующих обстоятельствах: замироточила 20 ноября 2002 года в ходе крестного хода, организованного по случаю отмечаемого в этот день храмового праздника, и находясь в тот самый момент в руках солдата-пограничника Андрея Зяблицкого — верующего человека, внимательно изучившего накануне жизнеописание Евгения Родионова. Заметим, что 20 ноября – это ещё и дата, когда в 1996 году останки рядового Е.А. Родионова его мамой, Любовью Васильевной, были доставлены из Чечни и навечно упокоились под надмогильным православным крестом на малой родине.
От иконы, несмотря на сильный ветер и мороз, исходило сильное благоухание. Миро истекало из изображения нижней перекладины креста, с которым мученик Евгений-воин и запечатлён на иконе.
Чудо это было запечатлено участниками крестного хода на видеоплёнку.
Чудо мироточения на иконе повторилось и на следующий год: в Вербное воскресенье, 23 мая – в день поминовения Евгения Родионова и в августе — в момент, когда иеромонах Варлаам служил панихиду в память о мученике-воине Евгении Родионове по случаю поступления в дар храму земли с могилы этого достойного представителя Русского Православного воинства…
В широком ходу у верующих и неофициальная Молитва в память Евгения Родионова, составленная всё тем же иеромонахом Варлаамом: «Явился еси преудивлению крепостию, Христову терпению даже до смерти подражая, агарянскаго мучительства не убоялся еси, и Креста Господня не отреклся еси, смерть от мучителей яко чашу Христову прияв; сего ради вопием ти: святый мучениче Евгение, присно моли за ны, страдальче».
В Калининграде имя рядового Е.А. Родионова увековечено на Доске Памяти возведенного на территории Калининградского пограничного института ФСБ России Малого православного мемориального храма Русского Воинства преподобного Ильи Муромца. Мать героя, Любовь Васильевна, в ходе одного из своих очередных посещений Калининграда преподнесла данному храму на молитвенную память о сыне как о мученике-воине за Православную веру несколько икон.
Кроме того, имя рядового Е.А. Родионова значится на скорбном обелиске, установленном в Неманском районе Калининградской области в память о погибших на Чеченской войне воинах Пограничного отряда особого назначения.
Увековечен и в Книге Памяти пограничных войск – т. 5, стр. 528.